Просто я работаю волшебником: экскурсия в лабораторию биотехнологий

<strong>Просто я работаю волшебником: экскурсия в лабораторию биотехнологий</strong>

Вы когда-нибудь бывали в лаборатории, где занимаются разработкой методов клеточной инженерии? Нет? Мы так и думали. И решили вместе с научными сотрудниками Федерального государственного бюджетного научного учреждения науки «Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Крыма» приоткрыть завесу тайны.

Наша экскурсия начинается с предоперационной комнаты, где строгая хозяйка – заведующая лабораторией биотехнологий, доктор наук Наталья Алексеевна Егорова – заставляет нас переодеться. Журналисты посмеиваются: в одноразовых халатах, бахилах и шапочках мы выглядим как инопланетяне. Но даже в таком виде заглянуть в операционную нам разрешают только с порога.

— Дело в том, — поясняет Наталья Алексеевна, — что в наших питательных средах прекрасно растут не только растения, но и различные микроорганизмы. Малейший чих, малейшее колебание воздуха – и в пробирку попадёт инфекция, опыт будет сорван.

Здесь всё должно быть стерильно, как в настоящей операционной

В операционной с микроскопом работает кандидат наук Ольга Якимова: по виду – такая же инопланетянка, как мы. К журналистам она не поворачивается, вероятно, чтобы не было тех самых колебаний воздуха.

— Ольга Валерьевна занимается микрочеренкованием лаванды, — поясняет за коллегу наша провожатая. — У нас лаборатория молодёжная, почти все сотрудники – кандидаты наук. Лаборатория занимается разработкой методов клеточной инженерии (не путать с генной), которая способствует повышению эффективности селекции и семеноводства разнообразных эфиромасличных культур. Мы разрабатываем технологии как создания новых генотипов, для того, чтобы получить новые сорта, так и технологии получения качественного посадочного материала для закладки оздоровленных маточников. И ещё одно основное направление нашей работы — это создание альтернативных коллекций, я покажу их немного позже.

Лаванда узколистная

— В операционной у нас проводятся работы, которые требуют высокого уровня стерильности, — продолжает Наталья Алексеевна. — Здесь происходит введение в культуру in vitro, то есть мы берём растительный материал с поля или из теплицы, поверхностно стерилизуем его спиртом или хлорсодержащими препаратами и помещаем в пробирку на питательную среду.

«Я прислал тебе чёрную розу в бокале голубого, как небо, аи…»  — вспоминаю я в эту секунду бессмертное блоковское. Ну не технарь я, гуманитарий. А розы в пробирках здесь тоже выращивают, хотя и эфиромасличные. Которые, естественно, чёрными не бывают.

—  Мы под микроскопом выделяем миристемы – части почки размером 0,2-0,3 десятых миллиметра, — продолжает строгим научным языком Наталья Алексеевна, пока я витаю в эмпиреях. – Помещаем их в питательную среду, из неё в течение месяца вырастает проросточек, из которого затем каждый месяц можно делать микрочеренкование. То есть побег делится на маленькие сегменты, участок стебля с одним узлом, снова переносится на питательную среду, растёт, образуя несколько новых побегов. А через месяц снова проводим черенкование, потому что по прошествии времени питательная среда истощается и растение почти всю пробирку занимает. И так можно почти до бесконечности. Это так называемое клональное микроразмножение.

На этих словах мы переходим в следующую комнату – культуральную, где поддерживается постоянная температура 26 градусов, специальное освещение и влажность. Здесь малыши-череночки в пробирках подращиваются до необходимых размеров.

Культуральная комната

— Тут у нас лаванда, роза, тимьян, мелисса, душица, чабер, фенхель, всего полтора десятка различных эфиромасличных культур, с которыми мы работаем в разных направлениях. Одно из них – создание нового исходного селекционного материала, то есть получение новых генотипов, из которых потом можно создать новый сорт. Это сложная технология. Здесь мы из разных органов растения, например, из стебля или из листика, получаем каллус – это такая опухолевая ткань, в которой интенсивно идёт мутационный процесс. Из этих клеток мы можем регенерировать растение и создать новый генотип. Именно по такой технологии мы получили первый свой сорт шалфея мускатного.

Оздоровленный посадочный материал лаванды

На первой полке, показывает Наталья Алексеевна, выставлена лаванда – это работы для создания маточника оздоровленного посадочного материала. Этим растеньицам всего две недели, они должны ещё немножко подрасти, чтобы переехать в следующую комнату – адаптационную. Как становится ясно из названия, в этой части лаборатории черенки должны постепенно приспособиться к обычным условиям. Так сказать, спуститься с небес на землю, после чего готовые растения высаживают в специальную теплицу или маточник.

Растения в адаптационной комнате

Ну, а мы идём дальше – и заглядываем в холодильник, где хранятся образцы альтернативных коллекций. При температуре в 5-6 градусов рост растений сильно замедляется, и держать их в таких условиях можно год-полтора. Заведующая лабораторией объясняет: раньше коллекции сохраняли в поле, но это очень тяжело и рискованно. Растения могут заболеть или подвергнуться нападению «врагов» — вредителей и болезней.  А в холодильнике безопасно, хотя и немного холодно.

— Когда нам надо, мы его переносим снова в операционную, черенкуем, выставляем в культуральную комнату, где проводим цикл микрочеренкования и снова возвращаем сюда, на очередной цикл хранения. Или передаём селекционерам. Вот в этом холодильнике, например, у нас хранится 30 сортов мяты. Представляете, что такое в полевых условиях посадить их на делянке, пропалывать, убирать, вносить удобрения, поливать и так далее. Это требует большого труда и затрат.

Наталья Егорова, заведующая лабораторий биотехнологий, доктор наук

Так сохраняли селекционные образцы сорок лет назад, когда Наталья Алексеевна Егорова пришла работать в эту научную лабораторию. Называлась она тогда иначе, да и такую науку, как биотехнология растений, тогда никто не признавал. Считалось, что это чисто теоретическая вещь, экспериментаторство, в котором нет будущего. А сейчас эти технологии прочно вошли в нашу жизнь.

«Роза в банке»: сорт интродукции ФГБУН НИИСХ Крыма «Легрина»

Официально

Площадь эфиромасличных культур в Крыму постоянно расширяется, и поэтому потребность в создании качественного посадочного материала очень высока. До конца года на крымских полях появится еще порядка 50 гектаров узколистной лаванды, сообщил министр сельского хозяйства Республики Крым Андрей Савчук. Всего в 2022 году будет заложено 130 гектаров эфиромасличной розы, лаванды и шалфея.

— Хочу отметить, что эфиромасличная отрасль в Крыму возрождается динамичными темпами, этому способствует колоссальная государственная поддержка, а также благоприятные природно-климатические условия нашего полуострова. Ежегодно увеличивается и площадь высадки этих культур, и объем собранного сырья. Так, в этом году площадь полей эфиромасличных культур по сравнению с прошлым годом увеличилась больше чем на 200 гектаров, а объем собранного сырья почти в два раза, — отметил Андрей Савчук.

Ирина КАМЫШЕВА


Читайте Агромир82.рф в:
Читайте также

Мы узнали особенности выращивания этих фруктов

Документы на субсидию принимаются до 30 ноября

В лаборатории КФУ - около 200 тыс. клонов растений

Уже в феврале в Крыму презентуют образцы техники

Первые итоги уборочной кампании уже подвёл глава Минсельхоза Крыма Андрей Савчу...

Сейчас в полном разгаре уборка овощей так называемого борщевого набора: картофеля, моркови, свёклы.

В Крыму уже собрали 85 тыс. т винограда

Крымские учёные нашли новый метод борьбы с вредителями

В Крыму самое время собирать шафран

Новости рынка

Это на 12,8% больше, чем в 2021 году

  • 17.11.2022

Под урожай 2023 г. семенниками этой культуры засеяно 460 га

  • 28.10.2022

Каковы итоги выставки "Золотая осень"?

  • 28.10.2022

В 2022 году наметилась тенденция обновления парка оборудования

  • 17.10.2022